06:43 17.09.2016
Muxit Bayazitov опубликовал запись

Легенды Отрара

«Увиденное не сравнится с услышанным» — говорит нам арабская пословица.

Счастливый случай привёл меня в апреле 1970 года в состав экспедиции археологов из Академии Наук Казахстана, в качестве художника, на раскопки городища Отрар. Руководил экспедицией академик Кемаль Акишевич Акишев. Из Алма-Аты, от здания Академии отправился караван из нескольких машин, путь которого лежал через бескрайние степи южного Казахстана к берегам Сыр-Дарьи.

И вот перед нами: величественная Сыр-Дарья и грандиозный холм среди подступающих заливных лугов — городище, бывший великий Отрар! Необходимо было выбрать место для лагеря, установить палатки, наладить условия для работы экспедиции. Общение с учёными, историками, совместный труд на раскопках, всё это порождает бесконечное количество воспоминаний о деталях быта археологов и их работе. Сейчас мне хочется говорить о времени открытий для меня, погружения в тайну истории, о легендах, которыми овеян Отрар-Фараб.

Города возникали там, где шли торговые караваны Великим Шелковым путём, тысячелетиями существовавшим между Китаем и далёким европейским миром. Изначально строились караван-сараи, где странники могли отдохнуть после утомительного пути. Вокруг них, естественно, возникали города и начинали жить своей жизнью.

Развивались торговля, ремёсла. Города давали приют людям разных культур, языков, религий. Расцветал восточный базар — сердце средневекового города, где можно было найти товары со всего мира. Существовал и особый товар — книги. Люди, испытывающие жажду знаний, заказывали купцам из разных стран книги, имеющие в то время огромную ценность. В Отраре, по преданию, была огромная библиотека, которая воспитала и дала миру великого учёного Востока — Абу Наср Мухаммеда аль-Фараби. Нисба (указание в его имени города, откуда родом учёный), навсегда прославила Фараб.

Аль-Фараби в юности ушёл из родного Весиджа (пригород Фараба) в долгий путь. Он останавливался в разных городах, знакомился с учёными, использовал любую возможность овладеть всеми доступными знаниями. К концу жизни (закончил он свои дни в Дамаске), он владел 70 языками, им было написано около 160 философских трактатов. Аль-Фараби ввёл в арабскую культуру труды великого грека Аристотеля, учителя Александра Македонского.

Аристотель до сих пор восхищает учёных своей эрудицией, на Востоке его называют «Первым учителем». И только Аль-Фараби, через 1200 лет удостоился звания «Муаллим ассана» — «Второй учитель» после Аристотеля. Я знаю, что и сейчас учёные обращаются к текстам Аль-Фараби в поисках великой истины, сказанной Учителем на древнем для нас языке, проникая через наслоения переводов, которые иногда приносят изменения в смысл сказанного им.

Воссоздание истории Отрара – творческий процесс, нужны годы упорной работы талантливых археологов, чтобы приблизиться к осознанию реалий жизни города разных периодов современным человеком. В тот период мне было доступно немногое: напряжённая работа в раскопе рядом с рабочими, выносящими землю в отвал, радость от неожиданных находок – осколков керамики, фундаментов зданий, а также монет и других предметов. Постепенно приходило понимание значимости каждого события в общем процессе раскопок.

Вспоминаю, что иногда к раскопу на холм поднимался на лошади чабан проходящего мимо стада, какое-то время наблюдал за нашей работой, спрашивал: «Ну что, нашли золото?» Все улыбались, и он возвращался к своему ежедневному кочевью. Керамика – одна из самых важных находок для археолога, позволяющая восстановить очень много сведений о времени, уровне жизни людей, их искусстве.

Она сохраняется почти не изменяясь, в отличие от других материалов (дерево, железо), помогает датировать слой, который вскрывается при раскопе вместе с другими находками. В лагере археологов главная моя работа состояла в зарисовывании керамики, изображений на ней и составлении таблиц с находками. Их вечером привозили из раскопа к моей палатке пропылённые рабочие. А позже, к ночи, приходил археолог Карл Молдахметович Байпаков (сейчас — академик, автор многих трудов об истории Казахстана, а тогда помощник Кемаля Акишевича, молодой историк), и, разбирая груду найденных за день предметов, составлял план моей работы с ними на завтра.

В раскопе — постоянная интрига. Вот показалась из земли верхняя часть хума — огромного керамического сосуда для хранения зерна — значит, в этом месте можно найти много интересного. На километры от городища можно наблюдать среди травы, вымываемые из земли черепки и другие предметы человеческого быта. Археологами установлено правило — всё, что люди находят в районе раскопок, принадлежит истории и требует изучения. Это должно быть сдано в архив экспедиции и зафиксировано. Вспоминается, как неожиданно в раскопе обнажился верх человеческого черепа. Значит — повышенное внимание к этому месту! Однако молодые рабочие, выносившие носилки с землёй мимо, немного повредили находку.

Немедленно археолог Лев Ерзакович своей властью остановил работы, юноши были отправлены в лагерь и мы вдвоём с ним, в течение почти двух дней, осторожно раскапывали это необычное захоронение. Открылось 18 человеческих черепов, установленных рядом на груду костей. Всё это, по мере появления, я зарисовывал, потом всё фотографировалось, упаковывалось мягким материалом и очень осторожно укладывалось в коробки для транспортировки. За этим процессом постоянно наблюдали и другие археологи, наезжавщие в раскоп.

Вечером второго дня, когда работа была закончена, Лёва (мне приятно так называть этого великого человека, уже ушедшего из жизни) долго молчаливо сидел в раскопе, наблюдая закат, и потом сказал мне: «Я думаю, что так поступали люди, возвратившиеся для жизни в город после страшных нашествий, погромов, пожаров, когда всех жителей, которые сопротивлялись – убивали, остальных угоняли в рабство.

Первое, что должны были сделать возвратившиеся — это собрать останки людей и предать их земле. Ты не понимаешь, что это за ценность и сколько поколений этнологов, антропологов, историков будут работать с этими находками. Слой, где было это захоронение, датируется 13 веком, это могло быть возвращение людей в Отрар после монгольского погрома.

С этим городом связано очень много великих исторических событий.

Возле Отрара находится мавзолей Арыстан Баб, великолепный памятник первому учителю и наставнику почитаемого на Востоке — Ходжи Ахмета Ясави. Волей Тимура в самом конце 14 века в Ясах (Туркестане), находящемуся севернее Отрара, был построен величественный мавзолей и самому суфийскому поэту и проповеднику ислама Ходжи Ахмету Ясави, которого Тамерлан бесконечно почитал. По красивой легенде, могущественный эмир приказал своему бесчисленному войску построиться в цепочку от Самарканда через всю степь и передавать кирпичи от воина к воину. На место строительства он посылал из своей столицы лучших мастеров.

Существует ещё одна легенда, что Отрар и Ясы соединял подземный ход. В Отраре же прошли последние дни «Железного Эмира», «Поработителя народов» эмира Тамерлана. В 1405 году его 200-тысячная армия должна была выступить на Китай, но в феврале этого года, переправляясь с охраной через Сыр-Дарью, Тимур провалился под лёд и жестоко простудился.

Доставленный в Отрар «Великий хромец» через неделю скончался. Поход великой армии был отменён, эмира тайно отправили в Самарканд, где началась схватка за его огромное наследство. А Отрар ещё не раз подвергался набегам и возрождался. Прекратил он своё существование после осады, погрома и разрушения войсками джунгарского хана Галдана в 80-х годах 17-го века. Джунгарами была разрушена ирригационная система города, а после их ухода, немногочисленные возвратившиеся жители, восстановить её не смогли. Отрар окончательно опустел…

В следующем 1971-м году, весной, я снова был с археологами в Отраре. В этом сезоне я жил и работал в юрте, поставленной в лагере археологов. Находиться в юрте, по сравнению с палатками, которые раскалялись днём от солнца и горячего дыхания расположенной рядом пустыни Кызыл-Кум, было несравнимо комфортнее. Я уже больше знал, мог, ставил для себя новые задачи как художник.

После месяца работы на раскопе я отправился в путешествие по Средней Азии. Археолог Лев Ерзакович, с которым мы много беседовали, помог мне составить маршрут этого путешествия, дал ценные советы и рекомендательные письма. Отрар, Чимкент, Нукус, Куня-Ургенч, Хива, Бухара, Самарканд, Ташкент, Алма-Ата. Это были мои незабываемые кочевья, где на пути, кроме запланированной программы, было множество счастливых встреч, о которых нужно рассказывать.

Виктор Поликарпов.

г. Павлодар

Метки: история
Голосовать +6
Просмотров: 610
Адрес записи: 
Необходимо загрузить аватар
Выразите свою индивидуальность, загрузив уникальный аватар (картинка пользователя) или выбрав наиболее подходящий из предлагаемой галереи аватаров.
Правила
закрыть

Правила публикации комментариев

Публикуя комментарии, Вы несете ответственность согласно законодательству Украины.

Запрещается:
  • публиковать комментарии, которые пропагандируют деятельность, прямо запрещенную законодательством Украины;
  • оставлять комментарии, не относящиеся непосредственно к опубликованному материалу;
  • использовать в комментариях ненормативную лексику (мат);
  • оскорблять в комментариях других посетителей, людей и организации;
  • публиковать комментарии, носящие рекламный характер;
  • использовать при написании комментария транслит (запись украинских или русских слов латинскими символами), предложения, состоящие из эрративов (например, так называемый олбанский йазыгг);
  • публиковать комментарии, целиком состоящие из заглавных букв;
  • публиковать односложные комментарии (например, «+1»).

Редакторы оставляют за собой право удалять любые комментарии, не отвечающие указанным требованиям, а при регулярном или грубом пренебрежении Правилами – блокировать пользователю доступ к Порталу. Редакторы не комментируют свои действия и не обсуждают их с пользователями.

Вы не подписаны на комментарии к этому материалу. Оповещать
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31

Подарки

Войти